Сексизм в СМИ как проявление языка вражды в отношении женщин



На примере Интернет-премии «Сексист года»

Статья "Сексизм в СМИ как проявление языка вражды в отношении женщин. На примере Интернет-премии «Сексист года»
Автор: Наталья Биттен
Опубликована в журнале "Журналист", Март 2017, стр. 50-54
Сексизм – идеология ненависти

«Дело в том, что борьба за равноправие полов цинично используется для безудержной эксплуатации женщин». Это цитата из статьи Павла Виноградова «Защитить женщин от феминизма», опубликованной в газете «Невское время» 29 апреля 2015 года. Автор текста стал победителем в категории «Сексизм в СМИ» интернет-премии «Сексист года-2015».

«Сексист года» – киберфеминистский проект, целью которого является борьба с языком вражды в отношении женщин. Термин «сексизм» был введен феминистками для описания идеологии, базирующейся на представлениях об изначальной неполноценности женщин по сравнению с мужчинами.

Суть сексизма в насаждении двойных стандартов, системы предвзятых взглядов, которые лежат в основе дискриминации женщин по признаку пола. Сексизм представляет собой идеологическую составляющую гендерного насилия, осуществляемого патриархатными обществами с целью социальной сегрегации женщин.

Подобно расизму и фашизму, сексизм - это совокупность убеждений (идеология), в основе которой лежат положения о физической и психической неравноценности женщин и мужчин и о решающем влиянии половых различий на историю и культуру.

В идеологии сексизма половые признаки имеют решающее влияние на способности, интеллект, нравственность, поведенческие особенности и черты характера отдельной человеческой личности.

Сексизм базируется на идее о фундаментальном разделении человечества на господствующую мужскую группу и подчиненную женскую, якобы лежащем в основе и цивилизации и культуры и навсегда предопределяющем их устройство.

Сексизм в СМИ имеет разнообразные формы и имеет целью заглушить женские голоса – от обесценивания мнения журналисток до угроз убийством, от отрицания специфически женских проблем до оправдания дискриминации в отношении женщин.

Объявление о выдвижении номинантов на звание сексиста года публикуется в социальных сетях и на сайтах партнерских организаций. Участницы рабочей группы собирают и систематизируют предложения пользовательниц Сети, составляют финальный список (три кандидата в пяти номинациях) и сопроводительный текст с причиной выдвижения и разъяснением, в чем заключается сексизм.
Номинации: Сексист года, Сексизм в СМИ, Сексизм в рекламе, Женщины против женщин, Антиженская политика.
Победителями премии в разные годы становились политики, общественные и религиозные деятели, журналисты и блогеры, чьи публичные высказывания можно квалифицировать как «язык вражды» по отношению к женщинам.

Невидимая дискриминация

В последние годы часто обсуждается необходимость недискриминационного освещения таких проблем, как миграция, национальный вопрос, взаимоотношения религиозных организаций и светского общества. При этом «женский вопрос» оказался вне сферы внимания медиа-сообщества. Хотя эта тема затрагивает интересы одной из двух крупнейших социальных групп.

Язык вражды или риторика ненависти — обобщённое обозначение языковых средств выражения резко отрицательного отношения «оппонентов» — носителей иной системы религиозных, национальных, культурных или же более специфических, субкультурных ценностей. Это явление может выступать как форма проявления расизма, ксенофобии, межнациональной вражды и нетерпимости, гомофобии, а также сексизма. (Википедия)


Российские медиа активно транслируют язык вражды в отношении женщин, тиражируя худшие из предрассудков и устаревших клише. Наибольшее распространение имеют тенденции сексуальной объективации (коммерциализация женского тела и сексуальности) и миф о «естественном предназначении» (ортодоксально-патриархатный взгляд на место женщин в семье и обществе).

Фактически является нормой использование обесценивающей лексики, суждений, закрепляющих неравное, подчиненное положение женщин.

Редкая публикация обойдется без стандартного кейса сексиста, где обязательными являются: «представительницы прекрасного пола», «хранительницы домашнего очага», «настоящие женщины», «горе-мамаши», «ночные бабочки» и – новомодное – «девушки с пониженной социальной ответственностью».

Обесценивающая лексика – не единственный признак языка вражды. К нему относятся и претендующие на объективность статьи о сексуальном насилии, где вина за произошедшее прямо или косвенно возлагается на жертву; материалы, нормализующие насилие в семье, оправдывающие преступления против женщин и т.п.

Образы россиянок в отечественных медиа далеки от того, чтобы представлять реальные роли женщин в обществе, не дают объективной картины происходящего и бесконечно далеки от представления женщин и мужчин равноправными.


Владимир Жириновский, депутат Государственной Думы, лидер парламентской партии ЛДПР. В помещении Госдумы оскорбил беременную журналистку: угрожал ей «жестким изнасилованием», обвинял женщин в организации политического кризиса на Украине.
Цитаты: «Зверь между ног сидит! У женщин Майдана бешенство матки! Не было бы бешенства матки и майдана не было бы!», «Сюда иди тоже, журналистка! Давай, я произнесу, а ты подбегаешь и начинаешь ее жестко насиловать...»,«Беременная? Если беременная, дома сидеть надо!»

Номинировался на звание «Сексист года-2014» за обесценивание и дегуманизацию женщин, призывы к сексуальному насилию над беременными и за прямое оскорбление сотрудницы средств массовой информации, находящейся при исполнении служебных обязанностей.


Феминистская повестка дня в медиа

Борьба с языком вражды в отношении женщин в СМИ – это борьба за свободу слова и самовыражения. Если женщины как социальная группа не имеют равного доступа и адекватной представленности в СМИ, о свободе слова невозможно говорить всерьез.
В 2015 году правительство РФ отчиталось премией «Сексист года» на Комитете ООН по искоренению всех форм дискриминации в отношении женщин. Российской делегации был задан на вопрос, какие меры предпринимаются для борьбы с языком вражды в отношении женщин?

В ответ была названа «журналистская антипремия», представленная как механизм гражданского общества. В этом определении есть неточность. Премию действительно в течение пяти лет поддерживали Международный Клуб «Журналистка» и Союз журналистов России в лице Надежды Ажгихиной (постоянного члена Гендерного совета МФЖ). Однако проект не является журналистским.

Шесть лет с момента основания над подготовкой голосования трудится рабочая группа волонтерок. К ней присоединяются разные люди: активистки инициативной группы «За феминизм» (учредителя премии), участницы феминистских интернет-сообществ «FemUnity» и «ФАКТЫ_АНТИсексизм_АНТИшовинизм». Помощь в проведении церемонии оглашения результатов голосования оказывает Гендерная фракция РОДП «Яблоко» и лично ее председатель Галина Михалева.

Вот что пишут участницы феминистских сообществ в Facebook, отвечая на вопрос, нужна ли премия «Сексист года»?

Светлана Калимуллина: «Очень часто люди в повседневной жизни даже не замечают проявления сексизма, считая все это нормой. Когда им указывают, что это не норма, что так не должно быть, они начинают задумываться. Это уже хорошо. Люди могут соглашаться или не соглашаться, но начинают думать, начинают замечать проявления сексизма. Пусть это маленькие шаги, но большой путь и начинается с маленьких шагов. Поэтому данная премия, на мой взгляд, очень важна и необходима».

Ольга Розенберг: «Премия необходима поскольку наглядно показывает нерешенные, а главное, нерешаемые гендерные проблемы в обществе и на уровне государства. Премия лишний раз обращает внимание на дисбаланс».

Катерина Власова: «Премия важна хотя бы потому, что многие люди просто не в курсе, какие дикости говорят сексисты, а премия их информирует».
Russell D. Jones: «Границы нормы нужно постоянно проверять, проговаривая вслух, что можно, что не рекомендуется, а что вообще ни в какие ворота. Подобные обсуждения – один из способов проявить себя для сообществ, а для людей проверить свои взгляды».

Анастасия Усачева: «Премия нужна для того, чтобы показать, какие практики, являющиеся привычными, на самом деле сексистские. Например, в прошлом году мы с подругой готовили номинацию «Сексизм в рекламе», и я выяснила, что многие не видят ничего предосудительного в рекламе моющего средства только потому, что женщина в рекламе бабушка, а мужчина - ее внук. А бабушки и нужны для того, чтобы вести хозяйство, а внуков растят, чтобы они стали изобретателями».

Валера Запорожченко: «Премия нужна, потому что сексизм с экрана только крепчает, несмотря на неограниченный доступ к образованию у публичных персон и обилие материалов на любом языке. Люди, которые должны по идее подавать пример, на деле отравляют мозги миллионам».

Ayna Kayna: «Нужна альтернатива. Эта премия показывает, какие вещи являются сексизмом. И что есть люди, считающие подобное ненормальным».


Павел Астахов, Уполномоченный по правам ребёнка при президенте РФ. Победитель в номинации «Сексист года-2015».
В октябре 2015 года, комментируя происшествие во Пскове, где группа подростков выложила в интернет видео с записью издевательств над нетрезвой сверстницей, г-н Астахов назвал насильников жертвами, которые совершили преступление по незнанию.
Цитата: «С одной стороны – девочка, которая напилась и стала жертвой, с другой – эти парни, которые тоже жертвы, стали заложниками этой ситуации»
Номинирован за пропаганду дегуманизации и потребительского отношения к женщинам, за оправдание насилия и обвинение жертвы и за риторику, прямо противоречащую содержанию и смыслу его работы в качестве уполномоченного по правам ребенка при президенте РФ.

Высказывание детского омбудсмена о жертвах гендерно-обусловленного насилия не вызвало реакции официальных лиц.


Журналисты и читатели

Средства массовой информации пишут о премии. Часть материалов описывает ее как курьез («шуточное голосование»). В то же время есть СМИ, где о премии дают корректную информацию. В частности, «Радио ООН», «Радио Свобода», Wonderzine, Meduza.

Безусловно, премия непосредственно связана с медиа. Сбор информации проходит в социальных сетях (т.н. «новых медиа»), сексистские материалы представлены в Сети (будь то интернет-ресурсы традиционных изданий или онлайн-СМИ) и т.д.
Опыт работы над премией, анализ публикаций и реакции на них журналистского сообщества показывают, что в подавляющем большинстве российских СМИ отсутствуют барьеры для сексистских материалов.

Редакционная политика такова, что оскорбительные и дискриминационные высказывания политических и общественных деятелей публикуются, не получая объективной оценки. Более того, сексистские материалы штатных авторов публикуются по заданию редакции.

В качестве примера можно привести статью Александра Колесниченко «О бедном мужчине замолвите слово» в газете «Новые Известия» от 18 февраля 2011 года. В ней утверждается, что «сильный пол все чаще становится жертвой женской дискриминации». В частности, автор приводит доводы в пользу того, что осужденные за изнасилование — это невинные жертвы женщин, которые вынудили их совершить преступление (сами хотели быть изнасилованными).

Статья многих возмутила, активистки организовали общественную кампанию. В редакцию «НИ» был направлен материал, доказывающий, что утверждения, содержащиеся в статье, не соответствуют действительности и находятся в противоречии с существующими достоверными данными по проблеме дискриминации женщин и насилия над ними.

Однако, редакция внесла в предложенный материал правки, полностью выхолащивающие его смысл. Авторы отказались публиковать текст в таком виде, и опровержение статьи Колесниченко увидело свет в другом интернет-издании. Журналист также проигнорировал обращение с требованием публично извиниться перед жертвами изнасилований, чьи чувства он, безусловно оскорбил.

Этот случай является показательным: распознавать сексистские высказывания, давать понять коллегам, что подобные материалы недопустимы, могут только специалисты, знакомые с журналистской этикой, стандартами профессиональной деятельности и основами законодательства в части защиты прав человека. Их, к сожалению, в России сейчас категорически недостает.

Исследования и мероприятия, посвященные языку вражды, не включают анализ сексизма и мизогинии, ограничиваясь защитой прав журналистов и прав человека. Женоненавистничество не включается в перечень общественно-опасных явлений, наряду с расизмом, национализмом, антисемитизмом, ксенофобией.
Международные правовые акты против разжигания ненависти в сфере СМИ так, же как правило, учитывают только основания, связанные с расовой, этнической и религиозной ненавистью.

На уровне Совета Европы положение о языке вражды охватывает все формы высказываний, включающие распространение, провоцирование, стимулирование или оправдание расовой ненависти, ксенофобии, антисемитизма. Однако, хотя в определении языка вражды упоминаются чаще всего национальные, этнические группы и меньшинства, список этих групп не ограничивается ими.

В 2011 году Совет Европы подписал «Конвенцию о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и с бытовым насилием («Стамбульская конвенция»). Государства-участники подчеркивают недопустимость сексуальных домогательств, в том числе в форме «словесного, невербального или физического поведения сексуального характера, нежелательного для жертвы».

Конвенция подчеркивает необходимость участия средств массовой информации и государств в поисках путей выработки стандартов саморегулирования с целью ограничения любых форм вербального насилия или пропаганды физического насилия над женщинами. Что подразумевает недопустимость разжигания ненависти по признаку пола, а также любого подстрекательства к насилию в отношении женщин.

Задача представителей частного сектора (куда относятся независимые СМИ) заключается в том, чтобы ни один из их продуктов, услуг или рекламы не транслировал идей женоненавистничества и не создавал им условий развития. Естественно, то же относится и к государственным медиа.

Где заканчивается свобода слова?

Современные технологии дают возможность медиа оперативно получать обратную связь с аудиторией. Публикации обсуждаются в соцсетях и на сайтах изданий.
Сталкиваясь с образчиками сексизма в СМИ и с попытками им противостоять, мы получаем обвинения в желании установить цензуру.


Егор Холмогоров. Публицист, политический деятель, философ, сопредседатель «Консервативного пресс-клуба». Победитель в номинации «Сексист года» в 2014 году.
Цитата записи из его аккаунта в социальной сети:
«Я думаю, когда мы оккупируем Америку, мы издадим тайный указ разрешающий американским мужчинам услышав слово «сексизм» бить кулаком в лицо.
И будем отсматривать лучшие видеоролики с этой сценой.

P.S. Скажут не комильфо бить женщин в лицо. Сказавшая слово «сексизм» женщина перестает быть женщиной и становится субъектом второго гендера.» (Прим.: орфография и пунктуация - авторские).

Холмогоров был номинирован за разжигание ненависти и вражды по отношению к женщинам, за призывы к физическому насилию, за разделении женщин на «правильных» и «неправильных» (которых нужно бить).
Ни один политик не осудил это высказывание, Холмогоров не стал нерукопожатным в журналистской среде.


Защитники сексистов применяют стандартные манипулятивные схемы: подменяют понятия, отрицают вред. Феминисток обвиняют в том, что они не так и не за то ведут борьбу.

За женоненавистника и националиста Холмогорова на сайте деловой газеты «Взгляд» вступилась Наталья Холмогорова (правозащитник, по ее собственному утверждению).
Вот что она пишет о премии «Сексист года»: «Кто же в России оказался главным женским недругом? Самый злобный и опасный из осужденных в прошедшем году насильников? Домашний тиран, схваченный на месте преступления? (…) Даже не надейтесь. Почетное звание главврага женщин всея Руси получил... публицист, на своей страничке в «Фейсбуке» отпустивший грубую шутку о феминистках и сексизме».

Это типичное высказывание: оскорбления очень часто выдают за шутку, а тех, чьи интересы это задевает, объявляют людьми без чувства юмора.

17 августа 2016 года на сайте Interfax .ru был опубликован материал, цитировавший заявление председателя Координационного центра мусульман Северного Кавказа Исмаила Бердиева: «Надо всех женщин обрезать, чтобы разврата не было на Земле, чтобы сексуальность уменьшилась (…) …необходимо снизить сексуальность женщин. Если бы это было применительно ко всем женщинам, это было бы очень хорошо. Женщину Всевышний создал для того, чтобы она рожала детей и их воспитывала. А это (обрезание - ИФ) не имеет к этому никакого отношения. Женщины от этого не перестают рожать. А вот разврата было бы меньше».

Позднее Бердиев заявил, что это была шутка. Никаких мер за пропаганду и оправдание калечащих операций на женских половых органах по отношению к муфтию предпринято не было.

Сексистский юмор занимает особое место в легитимации насилия над женщинами. Он транслирует негативные стереотипы и предубеждения, насаждает двойные стандарты. Исследования показывают, что к этому приему чаще прибегают мужчины, негативно настроенные в отношении женщин.

Сексистский юмор — один из способов проявить агрессию, не прибегая к прямым угрозам или оскорблениям. Это помогает агрессорам избежать общественного порицания.
Если жертва насилия не вызывает симпатии, аудитория солидаризируется с агрессором. По мнению испанских исследователей, сексистский юмор связан с теми же психическими механизмами, что и терпимое отношение к насилию над женщинами.


Ульяна Скойбеда. «Лобанов и Тоска. История расчленения одной семьи», статья опубликована в «Комсомольской правде» 1 ноября 2013 года.
Статья анонсируется как «Исповедь убийцы (основано на реальных событиях): попытка художественного осмысления нашумевшей трагической истории, случившейся в начале года в среде маргиналов новой формации».
Цитаты: «А я зарабатывал – и при этом должен был утешать неработающую, не следящую за детьми тунеядку».

«Тут она ощерила свои желтые зубки и сказала ключевую фразу:
- Когда-нибудь ты уйдешь, а когда вернешься, детей в квартире уже не будет...
В глазах у меня побелело...»


Ульяна Скойбеда была номинирована в категории «Женщины против женщин» за романтизацию убийцы и садиста. А также за поддержание мифа о «справедливом мире», где человек якобы «сам притягивает несчастья», что является идеологической основой для оправдания гендерного насилия.

Свобода слова не должна пониматься превратно. Она не распространяется на оскорбления, призывы к дискриминации, насилию и подстрекательствам к ним.

Вот основные профессиональные принципы журналистского сообщества, которые нарушают СМИ, публикуя сексистские материалы:

1) Декларация принципов поведения журналиста, принятая Международной Федерацией журналистов (Принята на Втором Всемирном Конгрессе Международной Федерации журналистов в Бордо 25-28 апреля 1954 года; изменения внесены на XVIII Всемирном Конгрессе МФЖ в Хельсинки 2-6 июня 1986 года).
Пункт 7 указанной Декларации гласит: «Журналист должен отдавать себе отчет в той опасности, которую таит в себе призыв к дискриминации, распространенный через СМИ, и должен сделать все возможное для того, чтобы избежать даже невольного стимулирования дискриминации на основе расы, пола, сексуальной ориентации, языка, религии, политических или иных взглядов, национального и социального происхождения».

2) В Пекинской платформе действий, принятой на IV Всемирной конференции ООН по положению женщин (1995 г.), содержится призыв к СМИ и рекламным агентствам разработать «сообразно с принципом свободы волеизъявления руководящие принципы и кодексы профессионального поведения и другие формы саморегулирования в целях содействия презентации нестереотипного образа женщины, а также в отношении искоренения сцен насилия, унижающих достоинство, или порнографических материалов, касающихся женщин».

Общественную опасность языка вражды наглядно демонстрирует описание стадий развития системы предубеждений (т.н. Шкала Олпорта). Гордон Олпорт выделяет пять ступеней дискриминации:

• Вербальное выражение антипатии, выражающееся в неприязненных высказываниях и оскорблениях.
• Избегание контактов с группой лиц, по отношению к которой испытывается неприязнь.
• Дискриминация, проявляющаяся в активных действиях членов группы, в том числе, например, исключение их из некоторых сфер деятельности, лишение возможности обучения, определённых мест проживания и др.
• Проявление актов насилия, выражающихся в физических нападениях на членов определённой группы, осквернению их кладбищ и др.
• Истребление, то есть физическое уничтожение путём суда Линча, погромов, геноцида и др.

Как видим, речи ненависти (включая сексизм) являются неотъемлемой частью дискриминационных практик.

Сексистская идеология — наравне с расистской или фашистский — это инструмент дегуманизации женщин. Следствием этого процесса становятся терпимое отношение общества к гендерно-обусловленному насилию, сексуальной объективации, дискриминации в трудовой сфере и образовании, в семейных отношениях.

Задача премии «Сексист года» - обратить внимание общественности на недопустимость распространения сексистских идей посредством средств массовой информации. Для этого мы призываем журналистское сообщество к соблюдению этических и профессиональных стандартов в публикациях, касающихся женщин.

Сайт премии «Сексист года»: Sexist-award.ru
Страница премии на Facebook https://www.facebook.com/sexistaward
+ 0 -
  • Яндекс.Метрика