Гендерное просвещение: личное - это политическое

Наташа Биттен | metro

В Новгороде состоялся семинар «Гендерное просвещение работников региональных и муниципальных органов власти», организованный Консорциумом женских неправительственных объединений и Новгородским гендерным центром при поддержке Уполномоченного по правам человека в Новгородской области.

Меня, как и многих, коробит от официальных мероприятий и отчетов, написанных шершавым языком протокола. Но на самом деле за словами «гендер» и «права человека» кроются наши повседневные нужды: защита прав работающих женщин, искоренение женской бедности и насилия в семьях и т. п.

Иные политики любят порассуждать о модернизации, подразумевая под этим исключительно суперкомпьютеры с суперинтернетом. В том же, что касается общественного устройства, демонстрируют взгляды, скорее характерные для феодальной Европы (а то и допотопной Месопотамии).

Поэтому приходится объяснять, что модернизация в первую очередь связана не с технологиями или экономическими преобразованиями, а с обеспечением равенства всех перед законом, то есть с позитивными действиями по утверждению прав человека, прав личности на самоопределение и самореализацию.

Даже для многих правозащитников откровением является то, что права женщин – неотъемлемая составляющая прав человека. Современное состояние российского общества можно определить как ситуацию формального равенства женщин и мужчин.

Это означает равенство прав и неравенство возможностей, которое выражается в ограничении женщинам как социальной группе доступа к материальным, социальным и культурным благам. Доказательства: отставание «женских» зарплат на треть от «мужских», мизерный процент женщин на должностях, предполагающих принятие решений, в руководстве политпартий...

Декларируя заботу о материнстве и детстве, государство полностью перекладывает на женщин работу по воспроизводству населения. Этот труд провозглашается чем-то стихийно возникающим и, следовательно, не требующим оплаты.

Однако в связи с деторождением женщины выпадают из сферы оплачиваемого труда и живут на пособия. Их размеры цинично малы, а запутанная система выплат часто делает невозможным их получение. В результате женщины либо попадают в полную финансовую зависимость от мужей или других родственников, либо прозябают с детьми в нищете.
Демографы уже шутят: мол, к двум традиционным российским бедам прибавилась еще одна, и тоже на букву Д – демография.

В демографическом кризисе стало модно обвинять женщин. При этом обвинители обходят стороной факты: убыль российского населения происходит в основном из-за сверхсмертности мужчин трудоспособного возраста.
Мне могут задать вопрос: зачем все это знать чиновникам и депутатам?
Затем, что от них зависит распределение бюджетов, принятие решений о строительстве детсадов, о размерах пособий... Затем, что среди них есть женщины. И этим женщинам надо учиться солидарности, чтобы отстаивать наши общие интересы.
+ 0 -
  • Яндекс.Метрика