Екатерина Бахренькова: Репродуктивные права женщин России

Доклад юристки Екатерины Бахреньковой 

на круглом столе, посвященном Всемирному дню контрацепции 

в Доме журналиста (г. Москва, 25 сентября 2013 г.)

 

Тема: Репродуктивные права женщин в России, юридический анализ общественного проекта Концепции государственной семейной политики.

 

Здравствуйте, меня зовут Екатерина Бахренькова, этим докладом я представляю проведённый мною юридический анализ общественного проекта Концепции государственной семейной политики, представленный для обсуждения и принятия депутатами Государственной думы. С полным текстом анализа можно ознакомиться на сайте Инициативной группы «За феминизм».

Моя юридическая практика непосредственно не связана с репродуктивными правами, защитой прав женщин, однако, темы, которые затрагивает предложенный вариант Концепции, касаются меня как женщины. Поэтому мне было интересно и важно провести этот анализ, используя свои профессиональные навыки.

 

Анализ получился достаточно объёмным, мне хотелось сделать его по возможности полным, проиллюстрировать примерами из практики Европейского суда по правам человека, показать логику правового анализа. Я считаю, что правовой анализ должен быть доступным инструментом. “Право”, “права человека” - термины, через которые современная женщина определяет своё положение в обществе, свои отношения с другими людьми и с государством. “Права” стали частью человеческой культуры, поэтому понимание и осознание своих прав, умение анализировать правовую адекватность законодательных инициатив может практиковаться не только юристам, но и любой женщиной независимо от её образования.

Я говорю «женщина», потому что репродуктивные права больше затрагивают женщин, подняты в повестку дня женщинами и имеют в своей основе права женщин. В первую очередь, потому что большая часть репродуктивных прав относится к реализации права стать генетическим родителем и связана с возможностью зачать ребёнка внутри себя, вынашиванием ребёнка, родами, грудным вскармливанием, то есть имеет отношение к исключительно женскому телу. Это ярко иллюстрируют примеры законодательно защищаемых женских прав, у которых нет парных, аналогичных прав, принадлежащих мужчинам. Это, прежде всего, право самостоятельно решать вопрос о материнстве (п.1 ст. 56 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан РФ»). В п. 3 ст. 55 этого же закона установлено право одинокой женщины на применение вспомогательных репродуктивных технологий. Одинокий мужчина такого права не имеет, для реализации своего права стать родителем ему нужно помимо собственного согласие другого человека - женщины.

 

Конечно у мужчин тоже есть репродуктивные права, поэтому часть сказанного относится и к ним. Но, считаю, что это та ситуация, когда использование гендерно нейтрального субъекта, о котором по умолчанию говорят в мужском роде, может влиять на восприятие женщинами репродуктивных прав как относящим в первую очередь к ним.

 

То, что наступления на репродуктивные права касаются в первую очередь женщин подтверждает проведённый мною анализ Концепции государственной семейной политики. В анализе я фиксирую нарушения не только общегражданских прав, которые относятся как к женщинами, так и к мужчинам, но и отдельно прав, касающихся исключительно женщин.

Я выстроила выводы по такой схеме: нарушения общегражданских прав и нарушения прав отдельных групп, к которым относятся женщины и дети. Отдельно я выделила девочек, которые относятся к обеим этим группам, то есть их права окажутся наиболее затронутыми при принятии данной Концепции как государственной политики.

 

Подробно про все нарушения можно прочитать в полном тексте анализа, сейчас я немного раскрою касающиеся репродуктивных прав, а остальные просто перечислю.

К нарушениям общегражданских прав относятся:

а) установление в семейной сфере государственной идеологии «традиционных семейных ценностей» (установление государственной и обязательной идеологии запрещено ч. 2 ст. 13 Конституции РФ);

б) подчинение прав и свобод женщины интересам и целям государства в его внутренней и внешней политике (улучшение статистики, демографических показателей, Россия как оплот нравственности), ст. 2 Конституции РФ признаёт права и свободы человека высшей ценностью.

в) нарушение принципа отделения церкви от государства (ч. 2 ст. 14 Конституции РФ), что также препятствует реализации контитуционной гарантии свободы совести и вероисповедания (ст. 28 Конституции РФ);

Нарушение конституционных принципов защиты семьи, уважения частной, личной и семейной жизни, недопустимости дискриминации по какому-либо признаку, конституционного запрета пропаганды социального превосходства. Эта группа нарушений уже соотносима с репродуктивными правами, так как большинство этих прав реализуются через семью.

 

Концепция предлагает законодательно закрепить значение традиционных семейных ценностей как основы семейных отношений и как основы государственной семейной политики, предлагает проводить пропаганду определённого вида семьи (детной, многодетной и основанной на браке).

Предлагает понимать семью как зарегистрированный брак, имеющий целью рождение детей. Это существенно сужает круг возможных, юридически существующих. И одновременно отрицает существование «нетрадиционных» (выражение Концепции) семей, то есть неполных семей, семей разведённых родителей, семей, основанных на фактическом браке, бездетных семей (а отказ от деторождения также является репродуктивным правом).

 

В российском законодательстве определения семьи не существует, юридически регулируются только отношения в браке. А семья конечно шире брака. И сужение этого понятия до единственно правильного одного варианта лишает защиты другие варианты фактически существующих семей. Конституция РФ предоставляет защиту и поддержку именно семье (ст. 7, ч. 1 ст. 38), положения Концепции предлагают защищать брак.

 

Концепция предлагает ввести понятие благополучной семьи, которая опирается на традиционные семейные ценности, такие как союз мужчины и женщины, регистрация брака, авторитет родительской власти, рождение и совместное воспитание нескольких детей, любовь к детям, проявляющаяся в том числе в отказе от аборта как акта ненависти к ним. Это предложение является дискриминационным к тем семьям, которые не соответствуют этим принципам, они могут быть признаны неблагополучными и соответственно, социально неодобряемыми. Дискриминация, ограничение прав по какому-либо признаку, в данном случае признаку отсутствия зарегистрированного брака, нежелания иметь детей и т.п. запрещена ст. 19 Конституции РФ.

Статья 29 Конституции РФ запрещает пропаганду социального превосходства. Одной из целей Концепции является пропаганда традиционных семейных ценностей и соответственно благополучных с позиции Концепции семей, то есть не всех семей. А между тем некоторые современные семейные модели (неполные материнские семьи, например) и так вызывают социальное неодобрение вместо поддержки.

Следующее нарушение - ограничение доступа к репродуктивным технологиям.

Действующее законодательство предоставляет такое право женщинам и мужчинам, как состоящим, так и не состоящим в браке, также такое право есть у одиноких женщин (ч. 3 ст. 55 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ»). Концепция предлагает ограничиться только супружескими парами, то есть воспользоваться данной медицинской услугой, являющейся средством лечения бесплодия, не смогут женщины и мужчины, не состоящие в зарегистрированном браке, а также одинокие женщины. Такое предложение нарушает ст. 41 Конституции РФ, предусматривающую право на охрану здоровья и медицинскую помощь. Избирательное применение определённого вида медицинских услуг является дискриминацией по признаку социального положения (состояния в браке).

 

Предложения, ухудшающие положение только одной социальной группы — женщин.

Центральное место в Концепции занимает коррекция законодательства о доступе к искусственному прерыванию беременности.

 

Концепция предлагает пропагандировать негативное отношение к аборту, и заменить законодательное описание аборта с медицинской процедуры на действие, имеющее негативную моральную окраску, - «умышленное умерщвление» «акт ненависти к детям». Фактически это означает криминализацию аборта, хотя прямо Концепция этого не заявляет. Но в действующем законодательстве (при отсутствии в нём отдельного закрепления репродуктивных прав) право на искусственное прерывание беременности реализуется через право на охрану здоровья и медицинскую помощь (ст. 56 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан»).

 

Большое значение Концепция уделяет мерам по профилактике абортов, которые представляют собой методы сильного психологического давления на женщину. Прослушивание сердцебиения плода. Информирование о негативных последствиях аборта для здоровья, которое в отсутствии информирования о негативных последствиях беременности и родов представляет собой не объективное информирование о последствиях, а именно давление на женщину с целью отказа от аборта. Это конечно нарушает право женщины самостоятельно (то есть без какого-либо принуждения) решать вопрос о материнстве.

Другая предлагаемая группа мер по профилактике абортов имеет своей целью не только оказать психологическое давление, но и затруднить доступ к аборту, увеличив количество мероприятий и документов, требуемых для его проведения. Это предлагается в том числе с целью спровоцировать пропуск срока для легального аборта (12 недель беременности). Речь о доабортном консультировании и получении разрешения одного из родителей или законных представителей несовершеннолетней на проведение аборта. В случае с получением разрешения родителей мы имеем дело также с нарушением прав детей. В ситуации обращения беременной девушки-подростка к родителям велика вероятность родительского давления, отсутствия учёта мнения девушки и отсутствия уважения её права на личную жизнь (всё это защищается Конвенцией о правах ребёнка, которая как международный акт входит в национальную российскую систему законодательства и имеет приоритет над национальным правом). Принимая во внимание зачастую сложные отношения подростков с родителями и уязвимость девочки в такой ситуации, можно предположить, что девушка предпочтёт пойти на нелегальный аборт или самостоятельно избавиться от беременности, чем выполить требование получения родительского согласия.

Любые ограничения или затруднения доступа к разрешённому аборту явдяются нарушением прав женщин на охрану здоровья и медицинскую помощь (ст. 41).

 

Реставрация традиционных семейный ценностей, а речь идёт о ценностях, существовавших в царской России, где женщина не имела права на образование и свободный выбор профессии, где среднее количество детей у одной женщины достигало 10-12, часть которых умирала в детстве, и где воспитание детей, уход за детьми полностью лежали на женщине, означает закрепление и усиление неравноправия в семейной сфере. Женщина, «обязанная» родить и воспитать нескольких детей, лишается возможности получить образование, профессию, реализоваться в профессиональной и общественной жизни, также она лишается возможности самостоятельно решать вопрос о количестве детей в семье и времени их рождения.

 

Другой ущемляемой предложениями Концепции группой являются дети.

Для детей как девочек, так и мальчиков семья важна как необходимая среда для развития, поэтому любое наступление на разнообразие форм семьи, социальное неодобрение определённых видов семей будут влиять и на ребёнка, который растёт в такой «нетрадиционной» и «неблагополучной» семье.

Традиционные семейные ценности также не включают в себя уважение прав ребёнка и признание его равноценным членом семьи, имеющим в семье право голоса. Авторы Концепции считают необходимым законодательно установить приоритет прав родителей, то есть лишить детей возможности защиты своих прав. Эта необходимость обусловлена таким негативным явлением, замеченным авторами Концепции, как провозглашённый в России принцип приоритета прав ребёнка по отношению к правам родителей. Данное наблюдение является неверным в том числе с юридической точки зрения, т.к. права ребёнка и права родителей являются равными в своей значимости. Особая защита прав детей, как уязвимой и зависимой от родителей группы, возложена на государство и является средством недопущения злоупотребления родителями своими властными полномочиями в отношении ребёнка.

Также Концепция предлагает скорректировать некоторые термины действующего законодательства в ущерб интересам ребёнка (отказаться от терминов «невыполнение или ненадлежащее выполнение» родительских прав, «уклонение от воспитания ребёнка», сузить понятие «злоупотреблений со стороны родителей» и т.д., подробнее можно прочитать в тексте анализа).

 

В отдельную группу необходимо выделить девочек. Права девочек затрагиваются положениями Концепции в наибольшей степени. Всё сказанное про женщин, справедливо и для девочек, как и всё сказанное про детей. Следует учитывать, что восстанавливая традиционные семейные ценности и пропагандируя многодетность, девочки рискуют получить традиционную роль прислужницы, помощницы по хозяйству и воспитанию других детей в семье. Это затрудняет получение ими образования, в том числе более широкого и углублённого, а также лишает их права на отдых, досуг и участие в играх (Конвенция о правах ребёнка, ст. 31). Конвенция о правах ребёнка также запрещает возложение на ребёнка любой работы, которая может препятствовать получению образования, наносить ущерб моральному и социальному развитию (п. 1 ст. 32).

Стимулируя ранние браки и ранние беременности Концепция затрагивает также права девочек на охрану здоровья.

 

Ещё одной группой прав, входящих в состав репродуктивных прав, являются права на информацию. Например, о состоянии своего репродуктивного здоровья, о средствах реализации репродуктивных прав и охраны репродуктивного здоровья, в том числе о средствах контрацепции.

Прямо Концепция не высказывается, что сексуальное просвещение и информирование о контрацепции среди подростков не должно проводиться, но выражения Концепции о том, что необходимо внедрять образовательные программы подготовки молодёжи к созданию семьи и семейным отношениям на основе традиционных семейных ценностей, даёт основание считать, что авторы Концепции не считают первостепенно важным информирование молодёжи, да и взрослых о средствах контрацепции, в том числе в целях снижения количества нежеланных беременностей и, соответственно, количества абортов.

Именно развитие контрацепции позволило начать разговор о репродуктивных правах и возможностях как об отдельной категории прав, т.к. право предполагает свободу его реализации, возможность реализовать или не реализовать его своей свободной волей. Что без контрацепции, особенно без контрацепции, использование которой находится под контролем женщины, практически невозможно.

Можно сказать, что свободу или возможность свободы, которую предоставила женщинам доступная контрацепция, сейчас пытаются ограничить законодательными запретами.

 

 

+ 0 -
  • Яндекс.Метрика