PR и дискредитация женского движения

Иначе как попыткой дискредитации российского феминистского движения напечатанное в «Снобе» интервью А. Зобниной назвать нельзя. Российским феминисткам было «предъявлено», что они тупые, неграмотные, неосведомленные, неготовые к «семантической революции мышления» и неспособные понять «философско-феминистский» глубинный смысл акции Pussy Riot (далее по тексту - PR) в ХХС. Несолидарные, неактивные, опущенные, которым нравится, когда им «сапогом по морде». Российские феминистки «неправильно» ведут себя по отношению к PR, не принимают их, то ли завидуя популярности, то ли преследуя какую-то особую и исключающую «чистоту феминизма», то ли чувствуя себя неудобно от того, что за годы они не добились такого "резонанса", какого добились PR всего за ничего. А, и конечно, от "внутренней мизогинии." 


При этом замалчивается то, что PR и, в частности, арестованные по делу акции в ХХС, последовательно дистанциировались как от идей феминизма, так и от российских феминистских организаций: Н. Толоконникова придерживается мнения, что феминизм никак не связан с проблемой насилия и правозащиты в обществе, спекулируя удобной идеей «множественности феминизма» (что-то вроде «баба как мешок, что положишь, то и понесет»?). Во время гражданских протестов 2011-12 гг она выражала сомнение в целесообразности использования слова «феминизм» в публичном пространстве. Группа PR никак не поддерживала борьбу российских феминистских групп против антиженского законопроекта Госдумы по ограничению репродуктивных прав россиянок. Когда антиабортный закон был всё-таки принят, группа PR незамутнённо заявила, что феминизма в РФ нет, потому что проблема абортов никого не волнует, не вызвала массовых протестов и никак не освещалась в СМИ. Это при том, что благодаря усилиям феминистских групп и общественности был принят гораздо менее драконовский вариант закона, чем было задумано депутатами. Возможно, подобные заявления были вызваны тем, что сами PR в своих акциях аборты не упоминали, а что говорят и делают другие – не в счет. Вообще-то удивляет, при непопулярности феминизма в РФ, количество желающих стать основоположницами российского феминизма и просветительницами российских феминисток неуклонно растет.

Ничего особенного. Российские женские и феминистские организации – это одно, а PR – это другое. Каждая группа и организация действуют независимо и в соответствии с собственными социальными и политическими ориентирами. Не российские феминистки отмежёвывались от PR, а PR старательно показывали, что «феминизма в России нет, и проблемы женщин никого не волнуют». Ну что же, политический плюрализм, нормальное вобщем-то явление.

Но именно политический плюрализм и независимость российских феминистских групп как раз и напрягают «прогрессивную общественность» как в РФ, так теперь и за рубежом. Тенденция утилизировать и контролировать женское движение (каким бы незначительным и минимальным оно не было) не нова: припрячь бесхозно слоняющихся в интернете и по феминистским митингам «баб» на пользу «общего дела (?)» - золотая мечта российских «активистов» всех оттенков. Women, support revolution - sleep with an activist, а еще лучше Women, support revolution - know your limits. С политической точки зрения проект  PR как раз и есть такие limits, удобные рамки: PR – это лубочный феминизм, на вид – как матрёшки, на звук – как балалайки. Можно успешно продать на Западе как «грамотных российских феминисток»: нестрашных, когда надо, страдающих "за общее дело", контролируемых, с правильными политически конъюнктурными лозунгами, легко стереотипируемых. Разом задвигаем реальные проблемы российских женщин и тех, кто нудно, негламурно, исключительно за счёт личного времени и средств пытается бороться за их решение. Кроме того, быстро делаем политический капитал за счёт «полезных идиоток».

Маркетинговая раскрутка PR на Западе идет параллельно с «критикой», то есть, с дискредитацией и обесцениванием женского движения в РФ. Причём ни с самим движением, ни с группами, ни с их деятельностью «критики» не дали себе труда ознакомиться: «Да вы ничего не добились! Да где ваши результаты? Да вы чего не в застенках-то?» Это при том, что до сегодняшнего дня российские феминистские группы действуют в международной изоляции, игнорируемые всеми, в том числе, организациями, напрямую занимающимися «женским вопросом».

Когда в 2010 году РПЦ в лице Чаплина обвинила россиянок в том, что они провоцируют мужчин на изнасилования, и выдвинула идею «православного дресс-кода» для женщин, ИГ «За Феминизм» обратилась в гендерную рассылку ООН с просьбой поддержать и распространить петицию протеста против подобных обвинений и инициатив. Ответ, вежливый по форме и хамоватый по содержанию, указывал, что требовался «заслуживающий доверия» источник, лучше всего англоязычный:

«I will need a LINK from a reputable media source, best in English. Such sensitive but highly important information needs this kind of back up for credibility by a global audience. This has happened before, a religious leader making derogatory comments. I hope you will send me a media link that I can post with your notice».

При этом на международном уровне широко обсуждается положение со свободой слова в российских СМИ, и оно признается неудовлетворительным. Также хорошо известна ситуация с представленностью женской темы в СМИ, которая составляет порядка 1 % от всех публикаций, включая сводки происшествий. И тем не менее, сообщению российской феминистской группы «не доверяют». Требовать ссылки на «заслуживающий доверия» открытый медиа-источник, тем более на другом языке, иначе как невежливым отказом не назовешь, потому что зарубежные СМИ пишут о реальных проблемах российских женщин еще меньше, чем о своих локальных. В этом активистки ИГ За феминизм неоднократно убеждались, рассылая пресс-релизы о проводимых акциях и пикетах в ведущие англоязычные СМИ Старого и Нового света. Совсем недавний пример – с делом Оксаны Макар. Врядли читатели могут представить себе, чего стоило «продавить» первые англоязычные сообщения в блогах. Российская пресса точно так же игнорирует женский дискурс. О феминизме и о женщинах - плохо, скандально, предвзято, стереотипно, амбивалентно или никак.

Сообщение ИГ За Феминизм было воспринято в UN Women как попытка самопиара, а вот пиарище, организованное на несчастье трёх женщин-политических заключённых – это нормально. This is great. На напоминание о том, что в РФ женщины МАССОВО подвергаются системному гендерному насилию - в том числе, никто не может сказать, какое множество их находится в "застенках" за "мужеубийство", за попытку защитить себя и близких от домашнего насилия – западные «гуру феминизма» вообще никак не реагируют. За «узниц совести» бороться красиво и прибыльно , потому что можно надеть балаклаву, а за девушку изнасилованную и сожженую невыгодно: картинка не та, она или будет долго болеть, или умрет. И – скорее всего - будет «сама виновата».

Российских феминисток пытаются загнать в ложную дилемму: или вы «за» PR (принесите-ка публичную присягу и сделайте всё так, как вам говорят) и тогда вы феминистки «на высшем уровне», или вы «против» PR и тогда не феминистки вообще (а потому что!).

Однако, российские феминистские группы - самостоятельная политическая сила, неподконтрольная конъюнктурным нуждам других. Мы «за» освобождение несправедливо заключённых женщин: для нас дискриминация женщин недопустима, антиженская истерия недопустима. Мы «против» тех, кто на их нелёгком положении наживается и самопиарится.

Активистки ИГ "За феминизм"

+ 0 -
  • Яндекс.Метрика